?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Истинная элегантность всегда предполагает беспрепятственную возможность движения.
Коко Шанель

        Театр и мода всегда были связаны тесно. В конце XIX века парижские дамы шли за последними новостями моды в театр, чтобы там увидеть новый туалет Сары Бернар. Первые специальные показы мод, которые устраивал в 1910-х годах Поль Пуаре, были маскарадами и театрализованными шоу. В отсутствие профессиональных манекенщиц, новации в одежде демонстрировали актрисы и танцовщицы, порой – самые знаменитые. И главное – тогда не было подиума. Модели ходили среди гостей мероприятия, и все могли  как следует рассмотреть их туалеты.
         Постепенно ситуация изменилась. Подиум, в его нынешнем виде, появился, кажется, в начале 1950-х. Именно тогда показ мод превратился в строгий ритуал, сравнимый, пожалуй, только с традиционным японским  театром (где, кстати, есть ханамити – помост, соединяющий сцену с задними рядами зрительного зала). Театр и мода постепенно отдалились друг от друга. Высокая мода обрела самостоятельность и за каких-то 30–40 лет обзавелась традициями, не менее прочными, чем у театра кабуки с его четырехвековой историей. А затем, в таком же сумасшедшем темпе, началась «реформация».
         Ее предпосылки очевидны. Обеспечить себе внимание, просто изобретая новые модели одежды и аксессуаров, все сложнее. Модные дома стремятся разнообразить окружение, в котором демонстрируется очередные творения кутюрье. Антураж становится неотъемлемой частью коллекции.
         Пьер Карден переносит свое дефиле в пустыню, а Карл Лагерфельд – на Великую китайскую стену. Target устраивает «вертикальный показ мод» на стене Рокфеллер-центра в Нью-Йорке. Фэшн-шоу становится чем-то вроде авангардной театральной постановки на классический сюжет: канва всегда одна и та же, а костюмы и декорации разные.
         Подобно тому как сценографы авангардного театра стремятся первым делом преобразовать сцену или вовсе отказаться от нее, первым объектом внимания реформаторов моды становится подиум. Команда ОМА*АМО,  работающая под руководством Рема Колхааса над сценографией показов одежды марок Prada
и Mui Mui[1], принимается за деконструкцию подиума в 2008 году, превратив его сперва в спиральный пандус, поднимающийся к потолку, а потом (весной 2009 г.) – в систему «проливов» между фанерными островами, на которых располагаются зрители. Это можно назвать возвращением ко временам Пуаре: модели снова ходят среди публики, которая успевает как следует разглядеть работу дизайнеров.
         Избавившись от подиума, сценографы из ОМА/АМО впоследствии избавляются от пола вообще: во время показа осеннее-зимней коллекции Miu Miu 2010 г. в Париже модели ходят по зеркалу, как бы паря над отраженным в нем потолком.
         Тем временем, в Милане Колхаас и его команда принимаются за более глобальную задачу – изменение свойств всего пространства показа. Цель – перенести публику в некий «другой» мир. Как в театре, где игра актеров и воображение зрителя переносят его туда, где по сюжету разворачивается действие. Только здесь главное выразительное средство – не актерская игра, а сценография, поскольку актеры-модели продолжают исполнять нехитрый ритуал классического фэшн-шоу.
         Традиционный показ мод – мероприятие, для которого физическая оболочка (здание) не важна. Это – живая иллюстрация описанного главой ОМА*АМО в книге «Безумный Нью-Йорк» [Delirious New York] принципа «архитектурной лоботомии», когда экстерьер и интерьер вообще ничего «не знают» друг о друге. Более того, свет, музыка, сама сценография показа заставляют зрителя забыть даже об интерьере, в котором он находится. Подобное универсальное «пространство нигде» - плохая стартовая площадка для перехода в какой-то еще «другой мир». Чтобы перемещение состоялось, надо сперва задать точные исходные координаты, заставить публику почувствовать «дух места». Фактически, зал фэшн-шоу надо превратить в театр, где genuis loci задается пресловутой вешалкой, фойе и непременным буфетом.
         Первый шаг в этом направлении был сделан OMA*AMO и Prada в ходе осеннего дефиле 2009 года. Строительные леса, установленные поверх оставшегося от весеннего показа фанерного «архипелага», сделали зону дефиле более компактной и концентрированной, а оставшуюся часть зала оставили практически пустой. Прежде чем попасть на мероприятие, зритель должен осмотреться, сориентироваться в пространстве старинного индустриального здания. А уже потом окунуться в «другой мир», который, по яркости света и активности действия, напоминает, скорее, бойцовскую арену, чем зал театрального представления.
         К весеннему показу мужских моделей «зону перехода» развили. «Шлюзовое» пространство стало больше и темнее, а доступ в «отсек» дефиле – сложнее. Посетителей разделили на две категории – наиболее приближенные оказались прямо на «сцене», а все остальные были вынуждены остаться в темном зале и подглядывать за происходящим через длинную щель в стене.
         К показу весенних женских моделей 2010 года «воображариум доктора Колхааса» развернулся в полную силу. Минимализму пришел конец. Многослойное, насыщенное визуальными образами «другое пространство» захватывает посетителя полностью и не оставляет ему шанса остаться в стороне. Потому что теперь уже все зрители этого представления сидят на сцене, среди декораций.
         Что дальше? Упоминавшийся выше показ Miu Miu FW 2010 проходит на зеркальном полу  в роскошном старинном интерьере. Несмотря на отсутствие обычно используемых ОМА*AMO видеопроекций, плотность визуального образа не ослабла.
         На показе осеннее-зимней коллекции Prada 2010 года зрители ужге не просто сидят на сцене – они становятся участниками шоу. В виртуальном пространстве города-клуба, в который превращен зал показов, им предложено немало занятий. Трудно сказать, кто здесь массовка, а кто играет главные роли.

         Глядя на буйство фантазии главного архитектурного волшебника наших дней и его помощников[2], задаешься всего одним вопросом: а можно ли на таком богатом фоне разглядеть новые модели одежды Prada? Хочется ответить вопросом на вопрос: а нужно ли это? Декорации, в данном случае, не просто важная часть коллекции. Это – соль показа. Яркие (или строгие, неважно) платья, юбки и прочие шмотки остроумного кроя сами стали антуражем, частью, причем, не самой главной, фэшн-шоу. Примерно такая же роль отводится костюмам в среднестатистической театральной постановке. Главная «фишка» мероприятия – инсталляция, сработанная знаменитым архитектором и его командой.


Опубликовано в Проект International №22 (2010). Выложено с разрешения редакции





         [1] Дефиле Prada постоянно проходят в одном из цехов винодельни, построенной в начале ХХ века на юге Милана и преобразованной в 1995 г. в комплекс зданий «Фонда Прада» (Fondazione Prada; см. www.fondazioneprada.org). Mui Mui организует свои показы в разных местах.
         [2] В работе над сценографией дефиле Prada, помимо Рема Колхааса, участвовали Ипполито Пестеллини Лапарелли, Александер Райхерт, Мириам Рур Парера, Фаусто Фантинуоли, Шабнам Хоссейни, Андреас Кофлер, Вин Прамана Чандра, Роб Даурио, Филип Браун, Алекс Родригес, Юсси Вуори [Ippolito Pestellini Laparelli, Alexander Reichert, Miriam Roure Parera, Fausto Fantinuili, Shabnam Hosseini, Andreas Kofler, Wynn Pramana Chandra, Rob Daurio, Philip Braun, Alex Rodriguez, Jussi Vuori].