?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Москва. Перезагрузка?

Братцы, хватит спорить! Вот пройдет 18 лет, и в 2028 году мы точно узнаем, каким был мэр Собянин. Пока это темная лошадка.
блоггер Колобок (по материалам газеты F5)

В конце октября Москва получила нового мэра. Сергей Собянин с первых же дней старался показать себя решительным и энергичным политиком. Кому-то даже вспомнились первые дни Ельцина на посту первого секретаря московского горкома – столь же неожиданные визиты в болевые точки города, столь же радикальные заявления и скорые расправы над нерадивыми подчиненными. Плюс некоторое внешнее сходство...

Как и первый Президент России, он сначала сделал производственную карьеру, а потом административную. Но на этом сходство заканчивается: Собянин не раз доказывал на деле свою верность Владимиру Путину и его политическому курсу. В отличие от могильщика СССР и реформатора Ельцина он – в чистом виде человек системы, и его политическая деятельность всегда была направлена на укрепление и поддержку формирующейся властной вертикали.

Этой теме были посвящены и его научные работы. Собянин - еще и дипломированный юрист, кандидат и без пяти минут доктор наук.

Эту, и другую информацию о новом московском мэре можно без труда найти в сети. Однако у простого обывателя, интересующегося политикой сегодня куда меньше, чем в годы перестройки, вполне может создаться впечатление, что эта новая старшая карта московской политической колоды просто вдруг появилась из рукава Владимира Путина так же, как несколько лет назад оттуда вышел Дмитрий Медведев, да и сам Путин, в конце 1990-х - из рукава президента Ельцина.

(Под «рукавом» подразумеваюся, конечно, не какие-то там карточные фокусы, а в широком смысле «кадровый резерв» – добросовестные управленцы, которые до поры до времени тихо делают свое дело, пока старший товарищ не призовет их к работе на публичной должности.)

Изменится ли московский пасьянс с появлением новой старшей карты? Собянин уже основательно перетасовал штат московской мэрии, переименовал Мосгосэкспертизу, и нагнал страху на управленцев в префектурах и управах. Это нормально - новый руководитель адаптирует свой аппарат, чтобы работать с ним максимально эффективно. На основании таких перестановок рано делать какие-либо выводы. Впрочем, журнал Forbes, ссылаясь на источники из числа московских предпринимателей и чиновников, уже рапортует о том, что кадровые перестановки и угроза увольнения вызвали сбой в традиционной схеме «решения вопросов». Правда, это пока привело не к ускорению административных процессов, а к полной остановке системы. «Предприниматели гадают, как можно воздействовать на Собянина. Один из циркулирующих в предпринимательском сообществе слухов: к Собянину имеет смысл идти через федералов», сообщает Forbes.

Гадают и распространяют слухи не только предприниматели, но и журналисты, и эксперты. Новый мэр пока не дал достаточного материала для анализа, поэтому ничего другого не остается. Кто-то пытается экстраполировать на Москву тюменский опыт Собянина. Дескать, он там построил на месте городского сада «нечто, сильно напоминающее нынешнюю Манежную площадь в Москве. Так что изменения архитектурной политики ждать не стоит» – утверждают авторы материала в Forbes. Григорий Ревзин, в интервью Афише, предсказывает другой путь: «для того, чтобы создать известный объект, позовут западного архитектора». Но «большие понты про великую страну» уже не касаются Москвы. «На уровне основного строительства, – считает Ревзин, – архитектура будет совсем нехудожественная». Это Лужкову требовалась красота, «он был фанат», а Собянину – «лишь бы поезда ездили». Так что же нас ждет – новый конструктивизм, новые хрущевки или новый лужковский стиль?

В пользу гипотезы Forbes говорит хотя бы то, что все архитектурные чиновники и глава московского стройкомплекса Владимир Ресин, который не мог не иметь отношения к появлению большинства лужковских монстров, пока оставлены на своих местах. С другой стороны, Ресин, в течение месяца исполнявший обязанности мэра Москвы, проявил неожиданную «сознательность», остановив одиозную стройку на Боровицком холме, встретившись с защитниками московской старины и даже предложив снести памятник Петру I, один из главных символов Москвы Лужкова.

Собянин тоже успел заморозить несколько сомнительных строек, например, офисного здания на Хитровке и подземного комплекса на Пушкинской площади. Впрочем, в обоих случаях причины лежали отнюдь не в эстетической плоскости. Было объявлено о протестах жителей и потенциальном негативном влиянии на транспортную обстановку.
Свои взгляды на архитектуру и градостроительство Москвы Собянин раскрыл публике в ходе полуторачасового эфира на ТВЦ 22 декабря, в программе «Наш город». «Мы будем бережно относиться к памятникам во-первых, а во-вторых, будем менять градостроительную политику Москву, чтобы Генплан не был какой-то абстрактной бумажкой», заявил мэр. «Это будет реальный план, который будет реализован для москвичей». В рамках бережного отношения к памятникам Собянин, для начала, озвучил планы по сокращению количества рекламы, «в целом по городу на 20 процентов, а в центре на 40 процентов».

Однако львиная доля эфирного времени была отведена обсуждению транспортных проблем. Мэр успел озвучить большинство предложений, изложенных в «Приоритетных направлениях деятельности Правительства Москвы по решению транспортных проблем столицы».

Этот документ, впервые опубликованный еще 9 ноября, сразу же окрестили «Планом Собянина». Он стал предметом бурного обсуждения экспертов и «простых москвичей». Комментарии поступали и на сайт правительства Москвы, и по другим каналам. Всего их пришло, по словам мэра, порядка 15 тысяч. К сожалению, в декабре, когда был опубликован новый вариант «Плана» – красочная Powerpoint-презентация со схемами и фотографиями, страница с комментариями посетителей сайта уже не открывалась, а сейчас и сам исходный документ исчез с сайта мэрии.
Впрочем, мнения многих экспертов были опубликованы в СМИ. Одним из самых последовательных критиков выступил Григорий Ревзин, в своей статье «Метод пробок и ошибок» в журнале «Коммерсант-Власть».

В первую очередь, Ревзин критикует план за бессистемность изложения. «Внутри списка на равных фигурируют "строительство мостов и туннелей для повышения связанности дорожной сети" и использование "удаляемой ленты для временной разметки"». Автор статьи предлагает весьма остроумную гипотезу о том, как создавался план. Типа, собрал мэр Москвы московских чиновников «и спрашивает: "А почему в Москве пробки?" И в ответ они рассказывают все, что знают». А он записывает, не особо вдаваясь в детали.

Борьба с пробками была, если так можно выразиться, одним из предвыборных обещаний Собянина. И первые практические соображения он передал президенту уже через несколько дней после утверждения в должности мэра. Их было три, и не самых конкретных – парковки, общественный транспорт и дорожное строительство. Президент тот в начале ноября, в свою очередь, выпустил поручение уже правительству России, в котором использовал предложения Собянина и министра транспорта Игоря Левитина. Все это затем перекочевало в первую версию «Плана Собянина», опубликованного 9 ноября.

К чему такое внимание к этой проблеме, и такая спешка, предположить не сложно. Шутка о том, что пробки в Москве исчезнут вместе с отставкой Лужкова, появилась в городе еще до самой отставки. И правда, реши Собянин в одночасье транспортную проблему, и любовь москвичей ему была бы обеспечена. Плюс очко, и не одно, и в копилку федеральной власти.

Поэтому осуществлять план стали, не дожидаясь результатов обсуждения: запретили парковку вдоль всей Тверской, заставили госслужащих приходить на работу на час раньше, снесли тысячи торговых ларьков по всему городу, в том числе и те, что были установлены на законных основаниях. От последней меры, самой непопулярной, Собянин потом открестился, списав все на излишнюю ретивость местных руководителей. Но согласованность их действий по всему городу вопиет об обратном.

Меры эти, разумеется, никаких существенных результатов не дали, а последняя к тому же вызвала недовольство многих москвичей, особенно жителей центра, оставшихся без продуктовых магазинов шаговой доступности.
Главным объектом насмешек стала включенная в «План» инициатива министра транспорта по уменьшению ширины полос на городских улицах до 3м, что, по его мысли, позволило бы увеличить общее количество полос. По этому предложению не прошелся только ленивый. «Это дает эффект только при пятиполосной дороге, а таких в городе три штуки» - пишет Ревзин.

В целом, по его мнению, план «свидетельствует об отсутствии понимания того, как устроено движение в Москве, превосходящего уровень обывательского здравого смысла». И с ним трудно не согласиться. «Ответ [на вопрос, почему так], как мне кажется, лежит неглубоко», продолжает Ревзин. Все меры, предлагаемые программой Собянина,— это любимые идеи московских чиновников» взятые из «программы развития транспорта Москвы до 2025 года, принятой в 2008 году, при Лужкове. Правда, надо отдать Сергею Семеновичу должное: самые одиозные предложения он не пропустил. Нет у него строительства парковок под дном Москвы-реки, нет монорельсов, нет шоссе, выстроенных над железными дорогами,— в этом смысле прогресс налицо».

Другие эксперты, например независимый депутат Госдумы РФ, председатель Движения автомобилистов России Виктор Похмелкин, и вице-председатель того же движения Леонид Ольшанский критикуют политику развития платных парковок. Они должны либо быть бесплатными, либо давать право льготного проезда в метро. Иначе будут пустовать, считают эксперты.

Возникает вопрос: если федералы заранее знали, что назначат Собянина (а это наверняка так), почему не проработали вопрос заранее, чтобы он действительно «выстрелил». Неужели действительно думали, что эта проблема – не проблема?
В декабре, за день до выступления Собянина на ТВ Центре, был опубликован обновленный план. И по выступлению в телеэфире, и по декабрьской редакции «Плана» заметно, что некоторые замечания экспертов были учтены: он стал более структурированным, информация теперь изложена, более-менее, от общего к частному, самих предложений стало меньше, а многие из оставшихся стали менее радикальными. Троллейбусы в городе останутся, а грузовики не будут изгнаны полностью из дневной Москвы, как предлагалось ранее, их присутствие будет «регламентировано».

Нет в новом плане ответа на наиболее острый вопрос, который задают уже давно, и никто из московских чиновников пока не дал внятного ответа. «Почему у нас цена дороги в 25 раз выше, чем в Китае, и в десять раз выше, чем в Финляндии и Швеции", пишет Ревзин. При таких ценах даже выделенных «на развитие дорожной сети» 139млн рублей на весь город не хватит.

Однако, есть в плане и однозначно светлые идеи. Например, восстановление пассажирского движения по МК МЖД, о котором, впрочем, тоже говорят уже лет 15.

Так или иначе, «План Собянина» пока что – единственный продукт его команды, который уже можно пытаться обсуждать. И то, что московская власть дает нам такую возможность – это уже немало. Как бы пафосно это ни звучало, это, в настоящий момент, единственная форма самоуправления, доступная москвичам.

P.S. 12 января 2011 года, когда я заканчивал эту статью, по «Эху Москвы» сказали в новостях: одна из экспериментальных мер «Плана Собянина» уже не работает. Легковые машины едут по организованной на проспекте Андропова полосе для общественного транспорта. Водители не обращают внимания на знаки. Штраф за это нарушение – 300 рублей, но сотрудники ГАИ ничего не делают (конец цитаты). «Придорожный милиционер с места не сдвинется за 300 рублей», сказал на это автомобильный обозреватель «Эха» Александр Пикуленко. «Надо вешать над полосой камеры, они дешевле и эффективнее». Кто-то из критиков «Плана Собянина» уже предлагал первым делом установить вебкамеры в кабинетах чиновников и местах заседания всяческих комиссий. А может, надо пойти дальше, и вообще заменить «слуг общества» компьютерами? Перефразируя многих комментаторов, в том числе Евгения Асса, которому кажется, что «Собянин не страстный человек», можно сказать, что Собянин – робот в куда большей степени, чем Лужков. Разумеется, в хорошем смысле.


Опубликовано в ПР#58